Новости

Все новости

В Тверской области поставят памятник оккупантам?

 


Интересную информацию сообщили столичные коллеги, тесно сотрудничающие с посольством Румынии в Российской Федерации. Суть ее в следующем: 29 мая в Вышнем Волочке должна пройти церемония открытия памятника 314 румынским военнопленным, умершим в располагавшемся здесь лагере и в госпитале НКВД. На церемонии ожидается чрезвычайный и полномочный посол Румынии в России Василе Соаре. А самая пикантная подробность состоит в том, что 29 мая в этой стране отмечается праздник – День героев Румынии. Воля ваша, но такая символичность может означать только одно: солдат, воевавших на стороне нацистской Германии, в Румынии считают героями…

 

Давайте посмотрим, как вели себя эти герои на оккупированной ими территории. А для начала разберемся.

 

За что воевали румыны?

 

В войну Румыния вступила вместе с Германией – то есть, 22 июня 1941 года. Румынское руководство объявило эту войну «священной». Однако, не надеясь только на идеологическую мотивацию, правительство пообещало, что на «завоеванных землях крестьянские руки найдут благодаря справедливым реформам должное вознаграждение за пролитую кровь во имя этих земель» (из выступления вице-премьера румынского правительства Иона Антонеску). А еще в румынской армии действовал циркуляр № 1500/А, согласно которому «воинские части должны составить именные списки отличившихся офицеров, унтер-офицеров и солдат, заслуживающих быть наделенными землей. Списки должны составляться воинскими частями через каждые 15 дней«.

 

У кого-то еще остались вопросы по поводу того, ЗА ЧТО воевали румынские солдаты?

«Цивилизованная» оккупация

 

Часто приходится слышать: мол, зверствовали на оккупированных территориях только немцы, а румыны, итальянцы и мадьяры вели себя вполне цивилизованно. Так ли это на самом деле?

 

Под контроль румынской армии попали Буковина, Бессарабия, междуречье Буга и Днестра, а также – Одесса. Вот какие указания поступали оккупационной администрации из «центра»: «Дороги восстановить с помощью населения. Трудовую повинность ввести и на завоеванных территориях. При самом незначительном сопротивлении со стороны населения – расстреливать на месте. Фамилии казненных опубликовать… Население Бессарабии подвергнуть проверке, подозрительных и тех, которые выступают против нас, нужно уничтожать… Ни один еврей не должен оставаться в селах и городах, их следует интернировать в лагеря…» И подчиненные отнюдь не игнорировали подобные приказы – наоборот, старательно их выполняли. Вот еще одна цитата, на этот раз – из обвинительного заключения по делу румынских военных преступников: «8 июля 1941 года в м. Маркулешты Сорокского уезда было собрано все еврейское население. Мужчины, женщины и дети выведены на окраину населенного пункта, расстреляны и закопаны в противотанковых рвах. Таким путем было уничтожено 1000 человек. В последующие дни таким же образом поступили во Флорештах, Гура-Каменке, Гура-Кайнарах. В населенном пункте Климауцы Сорокского уезда было согнано 300 детей, женщин и мужчин и 12 июля 1941 года расстреляно и погребено на окраине села в общей яме…»

 

Наконец, последняя цитата, которая окончательно расставит все точки над «i» по поводу румынской оккупационной политики. Из выступления Иона Антонеску на заседании правительства 8 июля 1941 года: »Рискуя быть непонятым некоторыми традиционалистами, которые, возможно, имеются среди вас, я выступаю за насильственную миграцию всего еврейского элемента Бессарабии и Буковины, его нужно выставить за пределы наших границ. Также я за насильственную миграцию украинского элемента, которому здесь нечего делать в данный момент. Меня не волнует, войдем ли мы в историю как варвары. Римская империя совершила целую серию варварских актов по отношению к современникам, и все же она была самым величественным политическим устройством. В нашей истории не было более подходящего момента. Если нужно, стреляйте из пулеметов«.

Плен или курорт?

Всего, по различным данным, в советский плен попало порядка 250 000 румынских военнослужащих – точная цифра неизвестна до сих пор. Из них умерли около 54 000 человек. Румынское радио в одной из своих передач весьма живописно рассказывает о лишениях, которые пришлось пережить соотечественникам: »Очень много пленных умерло от недоедания…Нашлись советские врачи, которые сказали, что официально предусмотренный пищевой паек не может обеспечить нормальную жизнь. По их расчетам, количество калорий, получаемых военнопленными, могло хватить только на выживание в условиях неподвижности, лежа. Что же говорить о том, когда их заставляли работать…»

Меж тем, данные о пайках для военнопленных хорошо известны. В разное время они получали от 400 до 600 граммов хлеба, в их рацион входили крупы, макароны, картофель, мясо, сухофрукты. И это, прошу заметить, в то время, когда в осажденном Ленинграде люди умирали от голода, когда страна воевала и трудилась из последних сил. Так корректно ли упрекать СССР в негуманном отношении к пленным, особенно если вспомнить про условия плена для советских солдат?

 

Вообще – вряд ли стоит удивляться высокой смертности среди военнопленных, ведь многие из них попадали в плен ранеными, обмороженными, больными. С уверенностью можно сказать только одно: СССР делал все, чтобы создать для плененных неприятельских солдат приемлемые условия существования – в отличие от своих противников.

 

Кого поминаем?

 

Румыния капитулировала в августе 1944 года, и сразу же вступила в войну на стороне стран антигитлеровской коалиции. 20411 военнопленных были направлены в добровольческие подразделения, воевавшие на стороне СССР, а еще 61662 человека отправлены на родину в сентябре 1945 года (Данные из сопроводительной записки о количестве содержащихся в лагерях МВД СССР румынских военнопленных. Записка адресована Молотову и датирована 10 апреля 1946 года). На тот момент в СССР оставалось еще 50928 пленных румын, которые, за исключением немногих умерших уже после войны, вернулись по домам к 1956 году. И здесь есть одна интересная подробность: как правило, пленных, не участвовавших в акциях против мирного населения, освобождали уже вскоре после окончания боевых действий. Надолго в лагерях задержались «бойцы» карательных отрядов, идеологи, командиры, отдававшие преступные приказы. Так что еще непонятно, кого именно будут поминать 29 мая в Вышнем Волочке…

Итак, подведем итоги. Создается впечатление, что оккупантов фактически хотят приравнять к защитникам: мол, и одни и другие гибли, так чего уж теперь делить. Однако делить есть чего – если вспомнить, за что именно погибали солдаты по разные стороны линии фронта. Если вспомнить, что в Румынии постоянно идут суды по реабилитации Иона Антонеску (которому, кстати, установлен памятник), если там пытаются оправдать сам факт вторжения в Советский Союз. Поставить в данном вопросе знак равенства – значит, признать свое поражение. Именно этого хочет от нас «просвещенная» Европа, и Румыния – в том числе. Вот только нам-то оно зачем?

Источник: http://www.tvernews.ru/folk/179519/

Мониторинг