Новости

Все новости

Что празднуем, панове?


Двадцать третий день рождения независимого государства Украина оказался совсем нерадостным. Один из регионов «ушел» из страны (и всем здравомыслящим понятно – навсегда), в двух других идет полномасштабная гражданская война, на фоне которой развивается чудовищный экономический кризис.

И ладно бы нынешнему кризису предшествовал бы длительный период экономического роста. После 23 лет независимости ВВП Украины на восстановительном пике едва достигал 2/3 от советских показателей. Украина единственная из постсоветских государств, не вернувшаяся на уровень 1990 года, население сократилось на 6 млн человек (около 15%), и это без учета «крымского фактора» и нескольких миллионов «номинальных» жителей, которые фактически постоянно проживают за рубежом, поскольку родная страна не в состоянии обеспечить их работой и средствами к существованию.

Тысячи предприятий превратились в руины или влачат жалкое существование, будучи загруженными на считанные проценты от своего созданного в советские годы потенциала. Ветшает и приходит в негодность созданная тогда же инфраструктура.

Могла ли судьба молодого государства сложиться по-иному? Теоретически, наверно, да, если бы его лидеры следовали бы здравому смыслу, при государственном строительстве учитывали «поликультурность» Украины, значительные культурные, языковые, ментальные, религиозные различия между регионами (что они, кстати, клялись и божились, агитируя население поддержать независимость на референдуме 1 декабря 1991 г.). Если бы изначально пошли на федеративное устройство страны, как предлагал Вячеслав Черновил (правда, до того, как независимость из теоретических мечтаний стала обретать черты реальности). Если бы в экономике проводилась линия на сохранение и развитие связей с Россией и другими постсоветскими государствами…

Но был взят другой курс. И в этом нет ничего удивительного. Ведь главной движущей силой появления независимой Украины стали не глубинные стремления широких народных масс, а сговор киевской партийно-номенклатурной верхушки с национал-диссидентами, идеи которых, мягко говоря, не находили поддержки в большинстве регионов Украины.

Утверждают, что Леонид Кравчук откровенно признавал: «Просто мы хотели, чтобы «подарки» везли не в Москву, а в Киев». Даже если это только легенда, она очень точно отображает подлинные мотивы «отцов» украинского государства. Свежеиспеченный национальный «истеблишмент» предал ради «подарков» свою Родину, естественно, не для того, чтобы на ее обломках строить «новую». Скорее Украина стала для них полем браконьерской охоты, на котором нужно продержаться подольше, чтобы настрелять побольше «дичи».

Не принесшая экономических дивидендов внешнеполитическая ориентация государства вполне экономически «обоснована» для отечественной «знати» - ведь без антирусской составляющей «проект Украина», вознесший их на вершину, мог преждевременно закрыться. Попробуйте без ссылок на зловредных москалей объяснить «пересічному» украинцу, не имеющему отношения к политической и околополитической тусовке, что хорошего принесла ему «незалежність»!

«Мы создали Украину, теперь нужно создать украинцев» - любили перефразировать известное выражение итальянского политика XIX века Массимо де Адзельо в националистической тусовке. «Создавали» насильственной украинизацией, навязыванием чуждых большей части страны героев и ценностей, постоянным ущемлением прав жителей «неправильных» регионов, вплоть до лишения их главного демократического права – избирать свою власть, через два «майданных» государственных переворота.

После последнего, имевшего откровенно коричневый «душок», чаша терпения, что называется, переполнилась. Но в этот раз у украинской элиты не нашлось для своих сограждан никаких других аргументов, кроме как бомб, снарядов, систем залпового огня… Да разве что «милостивое» предложение капитулировать, в обмен на некую «децентрализацию» в будущем (как будто не обещали много чего и «самостийныки» в 1991, и Леонид Кучма в 1994 и даже Ющенко в 2004 грозился подписать указ о государственном статусе русского языка, как только попадет в президентский кабинет)

Возможно, такими средствами можно установить относительный контроль над территорией, но получится ли добиться если не любви, то хотя бы лояльности местных жителей? И удавалось ли кому-либо когда-либо вечно сидеть на штыках, тем паче, что на дворе XXI век?

Корреспондент вполне «патриотического» издания «Фокус» побывал в «освобождённом» Славянске, увидел выкрашенный в сине-желтые цвета город (это же важнее, чем восстанавливать разрушенные дома и инфраструктуру), но «на улице», случайным образом так и не смог найти хоть одного сторонника единой Украины. А ведь до начала известных событий таковых в Донбассе было абсолютное большинство, люди хотели лишь большей самостоятельности своих регионов, уважения своих прав.

«Антитерростическая» операция, похоже, окончательно развела Донбасс с Украиной (по крайней мере в её националистической, антироссийской ипостаси). То, что немедленное прекращение огня и федерализация – последний шанс сохранить Украину в нынешних границах, начали понимать и на Западе, в тех столицах, которые поддерживали и Евромайдан и нынешнюю власть после его победы.

Именно это практически «открытым текстом» пыталась донести до украинского президента Ангела Меркель, специально прибывшая в Киев. Но «в коня ли оказался корм»? Накануне переговоров с немецким лидером Петр Порошенко призвал гордиться тем, что под жёлто-голубым флагом сражались воины УПА (против советских воинов, сражавшихся против фашизма), а на следующий день объявил об отказе от празднования Дня Защитника Отечества 23 февраля, как «праздника чужого государства», а вот кровавому АТО пообещал «статус» «Отечественной войной 14го года»!

Нет даже слов, дабы оценить это кощунство. И как это будет оценено в Донбассе, да и не только там? Но, как видим, «бандеризацию» киевская власть сворачивать не собирается, наоборот – собирается её проводить самыми «стахановскими» темпами. Как говориться, «ничего не забыли и ничему не научились».

Мониторинг