Новости

Все новости

Газовый конфликт в Украине


Не секрет, что сыр-бор вокруг поставок газа на Украину в значительной степени вызван тем, что Киев является посредником между Россией и Европой.

 

Газ по украинской трубе идет в Европу.

 

Именно поэтому нельзя просто закрыть вентиль и ждать оплаты, предоставив украинской стороне самой решать свои финансовые проблемы.

 

Если просто перекрыть трубу – газ перестанет поступать не только Украине, но и европейским заказчикам, которые его исправно оплачивают и готовы оплачивать впредь. А если газ перестанет поступать в Европу – Россия в целом и Газпром в частности станут ненадежными поставщиками. И это будет не только недополученный доход (почти десять миллиардов ежемесячно), но главное – риск потери рынка.

 

Если Россия и Газпром станут ненадежными поставщиками, тогда Европа начнет с утроенной силой искать замену для российского газа. Найти ее непросто (было бы просто – давно бы нашли), но если хорошенько поискать, то варианты есть. Кандидаты на замену – иранский газ, американский сжиженный, среднеазиатский по проекту Nabucco, уголь и атомная энергетика.

 

У каждого потенциального заменителя российского газа есть масса недостатков. Иран – геополитический противник, его уже много лет пытаются душить санкциями, а если теперь увеличить закупки иранского газа – все труды насмарку. Американский сжиженный – почти в два раза дороже. С проектом Nabucco – сразу несколько проблем. Уголь – беда для экологии, за которую так борются в Европе. Атомная энергетика – страшно, аж жуть; после Фукусимы ее наоборот решили свернуть. А главное – ни один источник не может заменить российский газ целиком, придется задействовать сразу несколько альтернатив. В общем, сплошные минусы.

 

Но! Если поставки газа из России прервутся хотя бы на месяц, у Европы уже не будет выхода. Хочешь, не хочешь, а придется чем-то заменять. Самое быстрое – углем и увеличением поставок из Ирана. А потом поставки из США. Потом запуск остановленных после Фукусимы АЭС, строительство новых, Nabucco и. через какое-то время вопрос будет закрыт.

 

Это одна из причин, по которой США старательно поддерживают украинский бардак и не дают Киеву кредитов. Чтобы возник долг перед Газпромом. Чтобы Россия после многомесячной задержки платежей перекрыла поставки, отключив не только Украину, но и Европу.

 

Казалось бы, Газпрому не обязательно отключать Европу, ведь можно просто сократить поставки и перестать отпускать газ одной только Украине.

 

Не тут-то было! Труба проходит через Украину, поэтому украинская сторона может в любой момент начать отбор газа в одностороннем порядке, безо всяких разрешений и без оплаты. Так же нельзя! – скажете вы. – Это незаконно! Но о каком законе идет речь? Вы хотите поставить рядом слова «Украина» и «закон»? После майдана? После того, как там полгода идет незаконная война, незаконно выгнали президента, провели выборы со всеми возможными нарушениями, по улицам ходят незаконные отряды с оружием, МВД возглавляет ранее судимый барыга, а СБУ – агент иностранной разведки. Про какой закон на современной Украине может идти речь?

 

В 2009 году Украина уже производила несанкционированный отбор газа, хотя в то время ситуация была не столь суровой, не было ни войны, ни острого экономического кризиса, ни многих других бед. А отбор газа происходил.

 

Поэтому односторонний отбор Украиной газа, предназначенного для Европы – ситуация не только вероятная, но даже неизбежная, если вопрос с оплатой длительное время не будет разрешен.

 

Тогда выбор у России и Газпрома сведется к двум вариантам: либо с грустью смотреть на несанкционированный отбор (что фактически означает поставку газа в кредит неограниченно долго), либо закрывать вентиль, оставлять Европу без газа и списывать многомиллиардные убытки.

 

Но главное, что в этой газовой войне Россия рискует потерять не просто несколько миллиардов единовременно, но десятки миллиардов в год. А это уже очень серьезно. Это будет сокрушительный удар по бюджету, примерно половину которого формируют доходы от экспорта углеводородов. И это будет снижение валютных поступлений в страну, которые очень нужны для поддержания импорта и курса рубля.

 

Вот сколько неприятностей от одной-единственной Украины с ее майданом, долгами и пикирующей вниз экономикой!

 

А теперь посмотрим на ситуацию с другой стороны. Европа потребляет, если мне не изменяет память, около 200 миллиардов кубометров газа в год. Украина – около 20 миллиардов кубометров. То есть примерно 10%. Вопрос ко всем, кто имеет хотя бы малейшее отношение к коммерции и торговле: стоит ли рисковать поставками стратегически важному партнеру, от которого зависит бюджет страны, из-за издержек порядка 10%?

 

И сразу же второй вопрос: если посредник требует 10% от объема товара за свои услуги по доставке, можно ли пойти на такие условия, принимая во внимание тот факт, что другого посредника в данный момент нет?

 

Третий вопрос: можно ли включить накладные расходы в объеме 10% от стоимости товара за его транспортировку в конечную стоимость этого самого товара?

 

И четвертый вопрос: стоит ли устраивать торговую войну из-за 10% стоимости, которую все равно потом заплатит либо Европа, либо Украина, а принимая во внимание тот факт, что через год-два будет запущен Южный поток, то проблема и вовсе решится сама собой?

 

Вот простой пример: у вас есть товар, например дрова, вы их везете по дороге, на которой стоит таможня. Эта таможня требует отгрузить десятую часть дров на собственные нужды. Вопрос ставят ребром: сгружаешь десятую часть – везешь, не сгружаешь – стоишь. Что сделает любой нормальный поставщик? Отгрузит и поедет дальше. А к стоимости дров добавит 10% чтобы покрыть потерю отгруженной на таможне доли.

 

Для тех, кто далек от коммерции, скажу по собственному опыту: на рынке промышленных поставок посредники добавляют 10-20% к цене товара на каждом шагу. В розничных сетях добавляют еще больше. И это там, где есть конкуренция. Там, где альтернативных путей доставки по тем или иным причинам нет, к стоимости добавляют от 50% и больше. Просто «за здорово живешь».

 

Если же рассматривать надбавку как временную, сроком на один год, то в масштабе 10 лет поставок получится удорожание товара на 1%. В масштабе 20 лет – 0.5%.

 

Европа – это стратегический партнер, поставки газа которому продолжаются уже несколько десятков лет и планируются еще как минимум на такой же срок.

 

Стоит ли ставить под удар полувековое сотрудничество из-за сугубо временного спора о долях процента?

 

Мне кажется, решение лежит на поверхности: отпускать Украине 10% от проходящего в Европу объема газа и добавлять его цену к конечной стоимости, то есть повесить расходы на Европу.

 

Если Европа не хочет выдавать Киеву кредиты – пусть платит наценку за украинский газ. Не хочется платить дороже – пожалуйста вам Южный поток, форсируйте его строительство и запуск, станет дешевле.

 

Таким образом, спор можно перевести в сугубо экономическую плоскость: или через Украину на 10% дороже или через Южный поток на 10% дешевле.

 

Заметьте, 10% – это не та разница, из-за которой Европа станет возвращаться на уголь, запускать АЭС или покупать сжиженный газ в США, для приема которого нужно еще построить терминалы.

 

При желании можно найти десяток способов, как «повесить» транспортный перерасход в размере 10% на покупателя. Если не верите, спросите любого, кто занимается торговлей. За все, что портится, бьется или воруется в магазинах и в пути – платит в конечном итоге покупатель. Издержки транспортировки любой продавец ловко «размазывает» во времени и пространстве, и большинство покупателей даже не замечает этого. А тут – жалкие десять процентов.

 

Сказанное выше означает, что с самого начала существовал чисто экономический способ решения газового спора с Украиной. Все можно было свести к обычному спору хозяйствующих субъектов, имеющему довольно распространенное в торговле решение.

 

Но кому-то было нужно перевести этот спор в политическую плоскость, чтобы к нему подключились президенты двух стран вместе с еврокомиссаром по энергетике.

 

И еще кому-то было нужно прокачать на Украину дополнительно несколько миллиардов кубометров (летом, когда в этом не было особой необходимости), чтобы долг вырос до нескольких миллиардов долларов, чтобы Киев уже физически не мог его заплатить.

 

Кому-то нужно было, чтобы оплата за украинский газ не распределилась незаметно по европейским поставкам, а собралась в одну многомиллиардную кучу, чтобы простые граждане хватались за голову со словами «ого! как же! хохлы должны нам столько миллиардов! отключить их!»

 

То есть кому-то было очень нужно вместо того, чтобы решить проблему в момент ее возникновения, максимально усугубить ситуацию и перевести ее из экономической в политическую плоскость, что и привело к появлению «блокирующего долга».

 

Чьи действия в конечном итоге привели к текущей ситуации, более-менее понятно.

 

Понять бы теперь другое – зачем?

 

Все эти «хитрости» с газовыми контрактами, ловушка в виде неподъемно-высокой цены, искусно прикрытой скидками (все равно, что яма, прикрытая листьями), а потом и поставки газа в кредит, которые окончательно завели отношения в тупик. И перевод спора из экономической в политическую плоскость, где он уже не мог быть решен на уровне Газпрома и Нафтогаза, а требовал подключения президентов.

 

Все это было – но зачем?

 

Источник

Мониторинг